Новости предприятия

9 сентября 2019

Сергей Харьков: Нацрыбресурс станет системообразующим предприятием рыбной отрасли

9 сентября 2019 года Федеральное государственное унитарное предприятие «Нацрыбресурс» отмечает свой 20-летний юбилей.

За многолетний период существования организации перед ней стояли различные задачи. В том числе исследование Мирового океана, промысел водных биологических ресурсов, строительство отраслевого флота и многое другое. На сегодняшний день Нацрыбресурс является динамично развивающимся предприятием отрасли, в перспективах развития, которого государство видит очень большой потенциал.

В преддверии юбилея, подводя итоги деятельности ФГУП, Врио генерального директора Предприятия Сергей Харьков дал интервью ведущему отраслевому изданию Fishnews.

ФГУП «Национальные рыбные ресурсы», образованное в 1999 году, на сегодняшний день единственное подобное предприятие, подчиненное Росрыболовству. Хотя в первую очередь ФГУП ассоциируется с управлением рыбными терминалами морских портов, перечень направлений, где Нацрыбресурс представляет интересы государства, этим далеко не исчерпывается. За счет чего удается развивать портовое хозяйство, почему социальные рыбные магазины полезны даже для тех покупателей, кто туда не ходит, и какие амбициозные планы позволит реализовать грядущее акционирование Нацрыбресурса и его слияние с Главрыбводом и ЦСМС, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал врио генерального директора предприятия Сергей ХАРЬКОВ.

– Сергей Владимирович, главной задачей Нацрыбресурса сейчас является управление госимуществом. В первую очередь это относится к портовой инфраструктуре – причальным стенкам и т.д. Как вы оцениваете ситуацию в этой сфере? По каким направлениям удалось добиться наибольшего прогресса?

– Действительно, важнейшей частью работы для нас является обеспечение функционирования рыбных портов и поддержание их инфраструктуры. Но сразу скажу, что своими силами эту задачу можно выполнить только там, где у нас есть весь портовый комплекс. Сейчас по большому счету только в трех портах Нацрыбресурсу принадлежит полная инфраструктура с причальными стенками – в Корсакове, Калининграде и Махачкале. В остальных портах в нашем распоряжении только причальный фронт.

Порт в Корсакове ранее был передан в аренду компании, которая, скажем так, не потянула его по своим финансовым возможностям и поэтому вернула нам. Сейчас мы выполнили там определенные работы по ремонту и восстановлению причалов, думаю, к осени запустим бункеровку судов топливом.

Пока он остается в эксплуатации Нацрыбресурса, будем постепенно сами проводить реконструкцию.

Хотя определенные обращения от инвесторов поступают, в том числе с китайской стороны. На мой взгляд, Корсаков – это достаточно перспективный порт и для захода рыболовецких судов, и даже в большей степени для судоремонта и бункеровки.

В Махачкале тоже удалось сделать очень много. Мы согласовали реконструкцию рыбного порта. Уже обновлены все железнодорожные пути, на очереди – новый холодильник. Всего в модернизацию будет вложено порядка 1,2 млрд рублей.

Положительный эффект налицо: рыболовные суда, которые ведут промысел на Каспии, начали заходить в порт, пошли первые выгрузки кильки, растет грузооборот. И он увеличится, как только будет построен холодильник на 1,5 тыс. тонн, появится рыбопереработка. Думаю, что все эти работы закончатся к маю следующего года, и у нас будет современный рыбный порт со всей инфраструктурой, которая востребована у рыбаков.

Калининградским портом мы сейчас усиленно занимаемся. Шаг за шагом ремонтируем крановое хозяйство, переходим к ремонту причального фронта. Порт уже вышел на безубыточный уровень, но, по-хорошему, там нужны масштабные инвестиции, чтобы заменить все оборудование, провести реконструкцию причалов, создать новые складские мощности, перестроить холодильник, восстановить возможность перевалки грузов, которая в свое время осуществлялась там. В общей сложности на это потребуется не менее шести с лишним миллиардов рублей.

Несмотря на то, что в других портах наши возможности сильно ограничены, в целом могу сказать, что Нацрыбресурс выполнил поручение президента по передаче причалов тем рыбакам, у которых есть эта инфраструктура, – для обеспечения полного цикла функционирования рыбных портов. Все прекрасно знают, какие споры шли, например, с Владивостокским морским рыбным портом, да и с другими портами.

Но в итоге мы пришли к согласию и смогли заключить с арендаторами долгосрочные договоры на 49 лет, предусматривающие инвестиционные обязательства. Сейчас нам поручено обеспечивать мониторинг выполнения этих обязательств, что мы и делаем, и небезуспешно.

Всего пару лет назад мы таким образом передали в аренду причалы в Невельске. А недавно руководитель Росрыболовства Илья ШЕСТАКОВ присутствал там при запуске нового холодильника, который построил инвестор. Это первый холодильник на российском берегу, расчетная температура работы которого -38ºС – для хранения креветки. Аналогов ему у нас в стране пока нет. И это тоже один из показателей и нашей работы, и работы арендатора.

– Вы упомянули историю с Владморрыбпортом. Еще несколько лет назад в прессу регулярно попадали подобные скандалы, связанные с причалами, и судебные споры. Сейчас все это утихло. Каким образом удалось этого добиться?

– Судебные споры с рыбаками действительно сошли на нет. Знаете, когда я возглавил Нацрыбресурс в 2017 году, руководство поставило задачу, прежде всего, прекратить это, скажем так, взаимонепонимание. Я в течение полугода объездил все порты, посетил все компании, у которых были заключены договоры аренды или они предполагались, переговорил со всеми. Хотя ситуация с Владивостокским морским рыбным портом все-таки была главенствующей. В каком плане? На Дальнем Востоке все ожидали, чем закончится спор Нацрыбресурса с ВМРП и какой возникнет прецедент.

Мы с ВМРП в итоге смогли убедить друг друга, что все заявленные условия будут соблюдены. В августе 2017 года Нацрыбресурс заключил с ними договор на 49 лет с выполнением инвестиционных обязательств по строительству холодильника. И пока порт их выполняет. У меня этот проект находится на особом контроле, и мы еженедельно проводим его мониторинг.

В сентябре-октябре, если ничего не помешает, они должны уже начать строительство объекта.

После этого другие компании поняли, что с Нацрыбресурсом можно разговаривать. И не с позиции силы, а в разумном ключе. То, что выгодно им, выгодно и нам в плане реконструкции и развития. Поэтому руководители инфраструктурных компаний пошли на перезаключение договоров на новый срок с инвестиционной составляющей.

А мы согласились, чтобы в этих договорах и соглашениях было указано, что, раз эти предприятия вкладываются в реконструкцию причалов, они на время освобождаются от арендной платы.

– Можно ли в связи с этим утверждать, что вопрос о передаче причалов регионам, который неоднократно поднимался, сейчас снят с повестки дня?

– На эту тему было очень много разговоров, в том числе на уровне правительства. Но давайте разберемся. Вот что такое «передать причалы субъекту»? Чем тогда субъект будет отличаться от Нацрыбресурса?

Да ничем абсолютно! Он, вопервых, будет вынужден включить в бюджет региона дополнительную строку «содержание причалов».

А во-вторых, он же не будет сам осуществлять погрузочно-разгрузочные работы, он точно так же сдаст эти причалы в аренду коммерческим структурам. И в чем тогда разница?

У нас в стране нет ни одного региона, который бы владел причальными стенками. Не говоря уже о том, что это стратегические объекты, они все двойного назначения. Не думаю, что субъектам интересно этим заниматься, у них и своих проблем хватает.

– Как обстоят дела с ремонтом и обслуживанием причальных сооружений в других рыбацких регионах? У Нацрыбресурса есть стратегия развития и этих портов?

– Конечно, для каждого объекта составлены планы и определены графики работ. Они закладываются в бюджет, который ежегодно утверждается Росрыболовством. И мы пока из этого графика еще не выходили.

В Мурманске, да, у нас были препятствия, были судебные претензии даже не столько к нам, сколько к Росимуществу, но пока все решения судов в нашу пользу. Ситуация осложняется тем, что о неразрывной технологической связи причалов с инфраструктурой заявил не только Мурманский морской рыбный порт, но и ряд других компаний. Поэтому передать эти гидротехнические сооружения кому-то в эксклюзивное пользование вряд ли возможно.


Порт в Корсакове ранее был передан в аренду компании, которая не потянула его по своим финансовым возможностям и поэтому вернула нам. Сейчас мы выполнили там определенные работы по ремонту и восстановлению причалов, думаю, к осени запустим бункеровку судов топливом.

Сейчас мы проводим мероприятия по оценке причалов и получаем заявления на их аренду. Но прежде чем заключать новые договоры, нам бы хотелось четко понимать, какую инвестиционную составляющую готовы взять на себя арендаторы. Это может быть реконструкция холодильных мощностей, ремонт подкрановых путей, замена кранового хозяйства или еще что-то. Остальные вопросы можно решить в рабочем режиме.

В порту Магадана на сегодняшний день причалы находятся в эксплуатации у Нацрыбресурса. Их техническое состояние очень плохое. Делать капитальный ремонт бессмысленно, необходима полная реконструкция объекта. В 2014 году этот проект уже

выносился на правительство с общей сметой около 920 млн рублей, но не был принят. Сейчас есть поручение вице-премьера, чтобы Минфин и Минэкономразвития все-таки рассмотрели возможность выделения такой суммы на реконструкцию магаданского порта, включая проектно-изыскательские работы.

Мы готовы к любому варианту. Если средства будут выделены, Нацрыбресурс может сам провести реконструкцию. Если нет, будем искать заинтересованных арендаторов.

В Петропавловске-Камчатском имело место невыполнение обязательств из-за банкротства одного из игроков. В этом году мы уже шестой раз объявляем там аукцион, но потенциальных строителей, которые готовы прийти и доделать последние 190 метров причального фронта, пока нет. Вернее, желающие-то есть, но им трудно получить банковскую гарантию, которая требуется в соответствии с ФЗ-44.

Думаю, что в будущем году мы этот вопрос все-таки дожмем, и в 2020 году введем эти причалы в эксплуатацию. Они нужны рыбакам. Это новый причальный фронт с дноуглублением до 10 метров, куда могут заходить суда с большой осадкой, тем более что там есть и холодильник на 5 тыс. тонн.

Про Владивосток и Сахалин я уже сказал: там работа идет по плану.

– В декабре 2017 года Нацрыбресурс открыл первый специализированный рыбный магазин в Калининграде. За полтора года эта сеть выросла уже до пяти точек. Можно ли говорить об успехе этого проекта ив других городах? Как удается поддерживать заданную планку цен и конкурировать с другими торговыми предприятиями?

– Безусловно, такие магазины пользуются спросом у населения, особенно те, что в Калининграде и Мурманске. В Мурманске даже в большей степени, потому что там у нас есть свое судно и своя рыба, и нам проще регулировать ценовую политику. Стоимость продукции мы, как государственное предприятие, всегда согласовываем с Росрыболовством и стараемся держать их достаточно низкими, кое-где даже ниже, чем в оптовом звене.

В любом случае это социальный проект, он не приносит прибыли, а местами даже есть убытки, которые берет на себя Нацрыбресурс. Коммерческая выгода нулевая. Зато сразу понятно, чем мы отличаемся от любой другой компании. Бизнес не может себе позволить работать в минус, иначе он обанкротится, но Нацрыбресурс – распределенная организация с филиалами по всей стране. Где-то у нас может быть убыток, где-то профит, но за счет прибыльных участков мы поддерживаем эти программы. И будем это делать до тех пор, пока есть такая возможность.

Для нас важно, что мы обещали запустить такие магазины и сделали это. И стали в определенном смысле первопроходцами: показали и населению, и рыбакам, что рыба может быть доступной. В ряде регионов эту инициативу подхватили и местные власти. И самое важное, что, когда мы открываем магазин и начинаем продавать рыбу ниже рынка, остальным торговым точкам тоже приходится снижать цены. Для потребителя, безусловно, это плюс.

– А на Владивосток вы собираетесь распространять этот проект?

– Есть у нас в планах строительство рыбного магазина во Владивостоке. Уже выбрано место – в центре, на Светланской, прямо напротив краевого правительства. Сейчас будем разрабатывать проект. Более того, мы хотим этот магазин сделать своего рода визитной карточкой, чтобы его было не стыдно показать хоть министру, хоть губернатору, хоть президенту.

Сразу скажу, что ценовая политика там будет несколько иной.

Понятно, что на краба мы не поставим ценник 100 рублей: все-таки это дорогой деликатес. Но хотя бы на 10-12 видов рыбной продукции у нас цена будет ниже рынка, причем оптового рынка. Это мы сделаем гарантированно, потому что уже ведем переговоры по ассортименту с компаниями, с тем же «Доброфлотом».

В магазине будет представлен как социальный сегмент, так и премиальный, например, для иностранных туристов. Думаю, что надежды населения он оправдает.

– Вы собираетесь открыть его раньше, чем в столице Приморья появится многострадальный рыбный рынок?

– Смотрите, сейчас мы заканчиваем с Росимуществом и Росреестром оформление документов на помещение. Если нам передадут его в октябре, то реально магазин мы откроем в мае. Думаю, в полгода уложимся.

– В прошлом году было принято решение об акционировании ФГУП «Нацрыбресурс». Когда планируется завершить этот процесс? И как, на ваш взгляд, изменится работа Нацрыбресурса в форме акционерного общества?

– Процесс идет, сейчас все документы находятся в правительстве.

Думаю, что при хорошем раскладе этот законопроект будет внесен в октябре в Госдуму. За то время, пока шло обсуждение, он не раз подвергался критике не только со стороны рыбацкого сообщества, но и со стороны различных министерств и ведомств. На сегодняшний день, на мой взгляд, концепция законопроекта проработана по максимуму. В частности, она предусматривает, что любое распоряжение имуществом будущего акционерного общества будет происходить только через указ президента.

В реальности произойдет объединение трех структур, даже не объединение, а передача имущественных комплексов, и в результате будет создано системообразующее предприятие рыбной отрасли. Оно будет охватывать своего рода жизненный цикл: разведение малька, мелиорацию, компенсационные мероприятия, выращивание товарной рыбы, производство рыбной продукции глубокой переработки, отправку ее на прилавок и т.д.

Акционирование поможет нам упростить согласование каких-то вопросов, что невозможно для бюджетных учреждений, и ускорит принятие решений. А общий имущественный комплекс позволит решать новые задачи, в том числе благодаря сторонним инвестициям и кредитным ресурсам. Мы ожидаем и синергетического эффекта от объединения интеллектуального потенциала разработок Главрыбвода и Нацрыбресурса.

– Даже несмотря на то, что сейчас у этих организаций абсолютно разные профили?

– Вот все говорят про разные профили. А какие разные? Да, там рыборазводные заводы, а здесь портовое хозяйство. Но мы ловим рыбу, а они выращивают ее. И я не вижу, что это такие уж разные профили. И потом возьмите корпорацию Ростех. Там сколько профилей? Думаю, даже больше, чем возникнет при объединении наших организаций. Но корпорация же существует и работает.

В этом объединении я вижу и другие перспективы. Мы уже говорили об освоении Мирового океана, в которое необходимо вкладывать весьма приличные средства. Может быть, дальше потребуется строительство заводов для товарной аквакультуры: это тоже очень востребовано. А у нас появятся совсем другие возможности, совсем другие финансовые потоки и кадровые ресурсы. Так что в акционировании я вижу только положительные стороны.

Конечно, сам процесс реорганизации не может не пугать, хотя я его очень хорошо понимаю. Он действительно сложный из-за большого количества имущества и сотрудников.

И надо, чтобы в один прекрасный момент все это слилось воедино, без ущерба для людей, функционала и структуры. Как Главрыбвода, так и Нацрыбресурса. Тогда мы получим компанию федерального уровня, которая сможет делать системные вещи для рыбной отрасли и для Росрыболовства.