Новости отрасли

8 мая 2020

Они приближали Победу

Журнал «Русская рыба» публикует факты и воспоминания ветеранов о работе рыбной отрасли в годы войны к 75-летию Великой Победы

Великая Отечественная война ворвалась в жизнь советских людей внезапно. Вражеские полчища, прорвав оборону, устремились вглубь нашей Родины. И вскоре прифронтовыми городами стали Харьков и Воронеж, Москва и Ленинград… Война началась не только на суше. На морских рубежах страны натиск врага сдерживал Советский Военно-Морской Флот. А вместе с ними и представители самой мирной морской профессии — рыбаки. Об их неоценимой помощи в годы войны и после нее, их героическом труде, их подвигах и самопожертвовании журналу «Русская рыба» рассказали в РОО Ветеранов рыбной отрасли.

Это нужно живым…

— Вот еще один список, вы читайте, а я пока распечатаю другой, — сказала Маргарита Старшинова, председатель региональной общественной организации Ветеранов труда и работников рыбной отрасли. Из принтера один за другим выползали листки с фамилиями и биографиями морских героев — советских рыбаков, остановивших фашистов под Мурманском, на Черноморском побережье... Десятки, сотни, тысячи имен. Миллионы букв, из которых и сложена непобедимая история нашей страны.

— Как не вместятся? У вас же большой журнал, мы должны перечислить все имена, опубликовать все списки! Ведь человек жив и его подвиг жив, пока о нем помнят. И она цитирует строчки Рождественского:

— Это нужно не мертвым, это нужно живым!

— Маргарита Николаевна, не могу, статья про другое, свободного места в журнале нет, — и за этот отказ мне стыдно и больно.

Сегодня организация Ветеранов рыбной отрасли под эгидой Росрыболовства насчитывает всего 250 человек, когда-то их число измерялось многими сотнями. Ветераны уходят, а сохранить их истории, вести летопись их труда и подвига — задача Маргариты Старшиновой и ее коллег.

Организация ежегодно выпускает альманах «Всегда в строю» — невзрачные синие книжицы с парусником на форзаце. Но внутри, за сухим, напоминающем армейские доклады текстом, скрываются целые жизни советских рыбаков. Людей, первыми встретивших врага на море, людей, самоотверженно исполнявших свой долг под дулами фашистских эсминцев, людей, растаскивавших мины голыми руками и рыболовными сетями… Героев, восстановивших огромную рыболовную отрасль Советского Союза в кратчайшие сроки после окончания войны.

— Мы должны успеть, — Маргарита Старшинова несколько раз повторяет это слово. На нашу встречу отведено лишь 40 минут, но я понимаю, что она о другом. Успеть написать истории всех пока еще живых ветеранов, запечатлеть их жизнь, воспоминания, мысли — для наших детей и внуков. Общаясь с участниками войны и ветеранами рыбной отрасли, помогая им, фиксируя их боевые и трудовые свершения, Маргарита Николаевна и ее коллеги не замечают, что и сами ежедневно совершают подвиг. Возвращая в строй ушедших героев, не давая забыть их дело, вписывая их имена в память потомков.

Первый залп

Мало кто знает, что война началась не на суше, а на воде: первым встретил врага Черноморский флот, открыв в ночь на 22 июня огонь по германским самолетам, вторгшимся в советское воздушное пространство.

Враг одновременно наступал по всем фронтам. На Баренцевом море фашисты начали блокировать Мурманское побережье. На подходах к берегам устанавливали минные поля, воздух контролировали самолеты, а воду — подводные лодки и надводные корабли. В трудном положении оказались экипажи почти что полусотни судов тралового флота. На начало войны они вели промысел рыбы за 300–400 миль от берега, и первым боевым приказом для них стало пожелание вернуться на свои базы невредимыми.

И большинство капитанов справились: благодаря отличному знанию моря они выбирали самые безопасные маршруты и привели свои суда в порты, чтобы передать их на службу Военно-Морскому Флоту.

В первые месяцы войны судоверфи страны работали без перерыва, переделывая рыболовные суда под военные нужды. Артиллерийские системы специалисты верфей устанавливали без чертежей, опираясь на рабочую смекалку.

Вчерашние траулеры и сейнеры превращались в сторожевые корабли, тральщики, посыльные суда; штурманы и механики — в командиров боевых расчетов, а трал—и рыбмастера с матросами — в минеров, комендоров, сигнальщиков.

Теперь, вместо рыбы, им предстояло ловить совсем другую добычу — вражеские мины, рассыпанные по акватории всего Баренцева моря, вместо богатых «клевых» мест искать подводные лодки противника.

Подвиг тыла

До войны рыболовная отрасль СССР добывала ежегодно более 1,3 млн тонн рыбы — почти 20% от всей мировой добычи. В первый год объем вылова упал практически в половину. Но фронту и стране требовалась еда, и рыбная отрасль консолидировалась, чтобы нарастить улов.

Научно-исследовательские, хозяйственные и проектные организации рыбной промышленности искали способ, как без дополнительных вложений в материально-техническую базу поддержать высокий уровень производства рыбных ресурсов. В условиях военной экономики это казалось неразрешимой задачей, но советские рыбаки справились.

Из-за военных действий на Северном побережье и в Азово-Черноморском бассейне добыча рыбы в довоенных объемах стала невозможной. В первый год она суммарно упала с 460 тыс. до 80 тыс. тонн. Чтобы нарастить промысловые мощности и обеспечить советских людей едой, рыбодобыча сместилась в другие регионы страны: в Сибирь и на Дальний Восток. За короткий срок все материально-техническое оснащение промыслового флота было направлено в эти регионы, чтобы восстановить поставку морепродуктов на фронт.

В Сибири, например, рыбная промышленность создавалась практически с нуля. Только за 1942–1943 годы здесь было организовано 340 рыболовецких колхозов, 62 моторно-рыболовные станции, а количество работников рыбной отрасли увеличилось с 8 до 53 тысяч!

Все рыбаки и моряки-мужчины ушли на фронт, и на смену им пришли ветераны-пенсионеры, женщины и подростки, большинство из которых раньше и в море то не выходило. Бывалые моряки шутят, что женщина на корабле — к беде. Но когда беда пришла на Родину, женщины, вопреки всем приметам, смело взялись за мужскую работу: в море ставили сети, спускали тралы, солили рыбу, перемешивая десятки тонн продукции тяжелой, двухметровой зюзьгой.

«А рыбачили, известно, больше старики, женщины да подростки, — вспоминал Константин Ерымовский в своем сборнике «Рыбацкая доблесть». — Остальные на фронт ушли. Смотришь — в море на стойках, на подчалках девушки. Проплывает по реке бударка, а на веслах малыш, да как по-хозяйски действует — любо-дорого глядеть! На славу потрудились… в суровое для нашей Родины время. Наверное, и не сочтешь, сколько тогда эшелонов с рыбой отправили бойцам».

Нет, сосчитали! Несмотря на невозможность добычи в самых высокопродуктивных рыболовных районах западной части страны, вылов рыбы за все военные годы составил 81% от уровня 1940-го года, а уже в 1947 году превысил его на 9%. Для сравнения, производство мяса упало на 40%, а товарная продукция сельского хозяйства — почти в два раза.

Каждый добытый килограмм, каждая выловленная рыбина поставлялись на фронт или в тыл. Давали возможность советскому солдату сделать еще один шаг вперед. Еще один взмах штыком. Еще один выстрел во врага. Прогоняя его со своей земли, вытесняя его из своей Родины.

Победа после Победы

Война закончилась, и когда радость Победы схлынула, рыбаки стали возвращаться домой. Многие не находили свои суда, некоторые не находили свои семьи. Были разрушены рыбные порты, холодильники, консервные заводы, потоплено до 70% судов тралового флота. Общий ущерб рыбной отрасли оценивался в 1 млрд руб. по ценам 1939 года, что соответствует 3,3 млрд долларов в пересчете на цены сегодняшние.

Перед рыбной отраслью поставили задачу увеличить добычу, и вчерашние солдаты приступили к делу. Выполнить план можно было только за счет освоения новых районов промысла, создания нового флота, новой техники лова… На помощь рыбакам пришли научные институты, ученые и исследователи.

Первый министр рыбной промышленности СССР Александр Ишков. Под его руководством советский рыболовный промысел стал охватывать Мировой океан на всех широтах — от Арктики до Антарктики. Он руководил отраслью на протяжении 40 лет, и под его началом рыбная отрасль СССР стала лучшей в мире.

Запускались промысловые экспедиции, которые исследовали реки, моря и океаны на крупные скопления рыбы. И такие перспективные промысловые районы были найдены в Гренландском и Норвежском морях, Охотском море. На прилавках появилась охотоморская сельдь, ряпушка, омуль, муксун, нельма… Уже к 1947 году рыбной отрасли не только удалось достичь довоенных показателей по добыче рыбы и морепродуктов, но и превысить его на 7% — до уровня 1,4 млн тонн в год! Это стало еще одной победой советских рыбаков — восстановить целую гигантскую отрасль менее чем за два года.

По личной инициативе Александра Ишкова были созданы учебные заведения для обучения специалистов рыбного хозяйства, а 2 декабря 1966 года — ветеранская организация при Министерстве рыбного хозяйства СССР. Сегодня, при поддержке Росрыболовства, РОО Ветеранов рыбной отрасли оказывает особую помощь и тем, кто во время войны трудился на колхозных полях, участвовал в строительстве оборонительных сооружений на подступах к Москве. Кто помогал раненым, по ночам дежурил на чердаках, тушил зажигательные бомбы. И тем, кто испытал на себе тяготы фашистского плена…

Повседневная работа любой ветеранской организации — вечный поиск компромисса между увековечиванием памяти и адресной помощи еще живущим героям.

Часто сотрудники таких организаций отказываются от зарплат, делают всю эту гигантскую работу на общественных началах, чтобы сохранить собранные средства для ветеранов. Или выпустить еще одну невзрачную синюю книжку с парусником на форзаце. Книжку с воспоминаниями и жизнями ветеранов, героев, бросивших привычный мирный уклад и вставших в строй, чтобы остановить врага. Героев, самоотверженно трудившихся в тылу и снабжавших фронт продовольствием. И героев, вставших в строй после войны, чтобы восстановить разрушенную страну.

Текст: Евгений Сямин

Источник: Русская рыба